Катрин. Litelatula.ru

Катрин.

В те счастливые времена, проститутки были за редкость. В основном мы имели дело – с блядьми. В этом были свои плюсы и минусы. Блядь вещь капризная и с этим приходится считаться. Она может дать за лёгкое угощение с дешевым вином, но может и, выпив и съев сё что возможно, объявить менструацию и оставить тебя в дураках.
Проститутка же, хоть и приходилось за неё платить аж двадцать пять рублей, как за флакон французских духов, вела себя профессионально, выполняя свою функции практически – безупречно. Деньги вперёд не брала и на презерватив не претендовала – тогда и СПИДа-то ещё никакого не было…
Водились они у нас, в основном в Конюшне – так мы называли ресторан гостиницы Кыргызстан за то, что в зале там на столбах висели сёдла ручной работы – для антуражу…
А у нас там работала знакомая официантка Тамара, к которой мы с Гришкой и обратились со своей просьбой – познакомить нас с какой-нибудь – не самой гнусной проститукой – на предмет её съёма и дальнейшего использования по назначению.
Тома обвела пытливым взглядом зал и сразу же радостно порекомендовала – а вот, Катя хорошая девочка… Катюш, иди сюда!
Из-за углового столика поднялась и направилась к нам стройная и совсем молодая девица с туманным, но гостеприимным взглядом и кудрявой короткой прической.
- Катюша, вот хорошие мои знакомые мальчики – журналисты – порекомендовала нас Тома – ты сходи с ними куда скажут – не бойся – всё будет в порядочке!
Катя согласно кивнув головой, показала всем своим обликом полную готовность следовать за нами куда угодно и как угодно. Мы отправились через площадь в нашу контору, в родной подвальчик наш, откуда впрочем, Гришку недавно уже успели выпиздить, в бывшую его, а нынче – мою – фотолабораторию. Там, запершись на все замки, мы уютно расположились, стали выпивать боромотуху и по очереди любить Катю на многоопытном, видавшем всякие виды нашем диване.
А Катерина оказалась девушкой спокойной и очень, в нужных местах, упругой – двадцати двух лет от роду. Она лишнего не стонала и не говорила. Но и замкнутой назвать её было бы вовсе не справдливо. Профессионалка.
Гришка через некоторое время вынужден был уйти домой к новой своей жене – школьной учительнице литературы — о которой он вообще говорил восторженно – представляешь – в попу даёт – хоть бы хны! А мы с Катрин заночевали и не раз просыпались, чтобы повторить приятные возвратно-поступательные движения. Утром я вежливо спросил даму как она предпочитает – получит свой тариф, или стать друзьями? И для меня не было неожиданностью, когда Катюша сказала, что лучше давай дружить. Смекнула наверно, что такая вот норка в центре города в сочетании с приятельскими отношениями может пригождаться гораздо дольше и эффективнее, чем четвертак – хотя и денег, конечно же хочется…
Так сложился наш симбиоз. Катрин забегала ко мне при случае — раза два, или три в неделю. Иногда ночевала, если не куда было податься. Предоставляла мне своё молодое приятное тело – неограниченно. А я находил ей щедрых клиентов из своих многочисленных знакомых и она ехала в какой-нибудь маленький городок где в гостинице её поджидали пожилые деятели литературного, или театрального мира, художники в признании, или деятели советского местного кино. Потом все они обязательно звонили ко мне с благодарностями, но в конце разговора, понизив голос, всегда смущенно спрашивали – а что, можно ли быть уверенными, что ничего не случится у них со здоровьем и можно ли достаточно смело исполнять теперь супружеский долг… Обычно я отвечал, что спрашивать об уместнее было бы до того, но во всяком случае – Ни один волос не упадёт с головы без Воли Божией…
Однажды я устроил Катрин на работу лаборанткой к своему другу детства в институт почвоведения. Убедил её, что надо подумать о будущем… Но уже через неделю они ввалились ко мне сильно поддатые и весёлые с пузырями и Катрин звала своего шефа – Толик. Я поставил обоим на вид. Сказал, что если так пойдёт дальше, то вместо исправления Катрин, последует грехопадение Анатолия Фёдоровича… Всё равно — ещё через неделю он её выебал у себя дома, куда она пришла навестить его приболевшего. Протрезвев, Толян страшно испугался и заранее прокололся пенициллином у нашего общего знакомого спившегося врача скорой помощи, а Катерину – уволил без разговору.
Я на Катрин разозлился – хотя – какое мне было дело? И мы некоторое время не виделись. Я успел уже забыть про неё в повседневной своей суете, как вдруг она объявилась. Рассказала какую-то глупо-нелепую историю про некоего своего брата попавшего срочно в ментовку. Надо его выручать… Двадцать пять рублей…
Я рассмеялся и сказал что у меня денег для неё нет. Катрин взмолилась – Очень надо! Пойди спроси в конторе – может кто-нибудь захочет – двадцать пять рублей…
Я сказал – Да ты охуела! Я среди рабочего дня стану ходить и предлагать коллегам-журналистам выебать проститутку в моей фотолаборатории? Нет ты точно, совсем пизданулась, Катрин!
Тут в комнату заходит Григорий. Он куда-то спешит, забежал на минутку позвонить нужному человеку. Я сказал – Вот, Катрин! Хочешь – спроси. Катрин уцепилась за этот шанс – предложила Гришке поебон за четвертак. Гришка моментально ответил – Даю пятнадцать – сосать и не сплёвывать! Думай быстро – мне некогда!
Гришка стал звонить свой звонок, а Катрин задумчиво обратилась ко мне – Что делать? Соглашаться? Я после этого весь день есть не могу…
- Ну это тебе виднее – соглашаться, или нет. Тебе же – сосать! – разозлился я. Давай только быстрее, мне работать надо… и вообще остопиздело…
- Ладно, громко сказала Катрин, только дай деньги Женьке – тебе веры нет – ещё обманешь…
Гришка выложил на стол передо мной три пятёрки и они пошли в проявочную. Скоро оттуда зачмокало.
Через некоторое время что-то произошло. Гришка воскликнул – Мы же договаривались! Но Карин уже сплюнула сперму в раковину и полоскала рот водой из крана.
Гришка выскочил матерясь и улыбаясь одновременно. – Будешь пересасывать! – пригрозил он и испарился. Катька вышла из-за черной портьеры усталая. Села за стол молча… я достал её заработанные пятёрки и бросил на стол. Катрин задумчиво потянула к себе сначала одну, потом вторую, третью… но раздумала и подвинула последнюю бумажку мне – по справедливости, как решила она!
- Катрин, я сейчас тебе харю набью! Уёбывай и чтобы я тебя больше не видел – сорвавшись заорал я, отпихивая проклятую бумажку.
Только сейчас я пожалел об этом. Надо было взять и хранить эту деньгу, как реликвию, запаяв в прозрачный пакетик, чтобы можно было показывать её всем желающим, рассказывая этот рассказ.

11.09.10г.



Пустое.
Нет, ты не подумай - это я мигом, не успеешь ахнуть... Легко! Но ты хоть подумай своей больной головой - чего ты просишь! Люди месяцами в ногах валяются на палчонку сил вымаливают, в ты...

Это
Чувак едет себе на тачке по городу, приближается к светофору. Видит что скоро зажжется красный, но вокруг нет никого и он (совершенно логично) притапливает и проскакивает перекрёсток ко всеобщему удовольствию и без малейших неприятностей.

 Вариант
 Это
 Парадокс доступности.
 Жизнь после смерти
 Круговорот меня в природе
 Лёля Макаровна.
 Дедукция
 Миноточку...
 Грустно...
 Заглянуть в глаза.
 Казнь.
 Кардебалет
 Мастерская художника
 Отрицание отрицания
 Промежность
 Простейшие
 Тест
 Подельник Сидоров
 Колорит зимнего юга
 История с Амалией Е.
 Хочешь?
 Таро
 Си бемоль
 Миг судьбы
 Анальный вздох
 Налёт на восток. (быль)
 Пришла родимая
 Касса номер девять.
 Абсолютный процесс
 Штихи
 Композиция Ларцева.
 Интимные мысли
 Детский сад.
 Позавидовать мертвым.
 Сергей Сергеич
 Вежливость королев.
 Борьба со скукой
 Хобби
 Отъеблось.
 Роман века
 Интрига.
 Шапокляк.
 Страх жизни.
 Предновогоднее письмо подружке.
 Засада.
 Производственная тематика.
 Первая любовь.
 Пустое.
 Коллеги.
 Пидараска.
 Пуск.
 Сто лет до бессмертия.
 Катрин.


Евгений Петрийчук ( статистика )    photojohny@gmail.com