Вариант Litelatula.ru

Что значат четыре часа по сравнению с вечностью? Но я, безнадёжно мечтающий быть вечно — не знал как убить четыре часа. Беда была в том что я — «завязал» — а то бы, конечно, никакие провинциальные часы были бы не страшны мне. Еще — было лень и некуда идти. Прямо напротив гостиницы, в чайхане, я думал, что нужно продержаться четыре часа. Потом — спать, спать, спать… И будет утро и какое-то действие… Заказал пожрать. Жаль нельзя было пожрать несколько раз подряд — это было бы безусловной альтернативой.

А почему нельзя? Дурацкие условности. Может наоборот нужно было обожраться и засесть надолго в сортир, а потом забыться тяжелым нездоровым сном…

Какой-то азиатский дед в чапане — «аксакал» — сидя напротив полоскал в чае желтые родные зубы. У меня от вида аксакалов становится в горле кисло. Они какие-то кислые и, посрав, моют жопы из оловянных кувшинов…

Тогда я решил думать. Всё равно о чем. Можно — о вечности.
Например, вечное блаженство предполагает наверно, что в какой-то момент — я испытаю блаженство от всего. В вечности наступит черёд для всякого блаженства — по любому поводу.
Я должен буду испытать блаженство и от этого аксакала и от каждого его желтого зуба. И от чайханского невкусного чая, и от всякого камушка, или соринки в космосе. Почему бы не начать прямо сейчас?

Я пристально посмотрел на аксакала и дал себе установку на блаженство. Сначала ничего не получилось. Мешали ненужные образы старческих висячих яиц, или подмытой из оловянного кувшина костисто-морщинистой сраки. Но потом меня озарило, что в вечности я должен буду испытать блаженство и от старческих генеталий и ануса. Я взбодрился и, прибавив оборотов, включил самую высокую волну наслаждения.

Получилось! Сперва я был неуверен, но быстро отчетливо понял — получается! Сначала вышло насладиться вельветовым чапаном и тюбетейкой. Потом процесс пошел глубже… Я стал идеализировать старикашку, думать какой он добрый и сколько кислой спермы он превратил в своих любимых потомков.

На этом этапе чуть всё у меня не накрылось — когда представил себе всю эту махалю… Тогда я стал искать внутри — попытался рассмотреть этого пожилого человека вне национальности и вероисповедания, даже вне традиций — в виде микрокосма со всякими процессами… Вот он сидит напротив меня — зубы полощет, а я буду наслаждаться каждой его капелькой крови, каждым глистиком… Клеточки шевелятся, делятся… Чай, пройдя обеззараживание, превращается в мочу и наполняет пузырь. Внутренние органы, хоть и больные уже старостью, — действуют и это — настоящее чудо! Это всё, вместе с говном в прямой кишке, каким-то образом шевелится и даже думает и молится Богу, мечтая быть вечно. Хотя бы в виде духа аксакальего. Впрочем, наверное духи лишены возрастных и национальных признаков. Мы еще чего доброго встретимся в вечности и, может быть, я его даже узнаю: «А, салам алейкум! Здорово! Не узнаёшь? А помнишь вечер в чайхане, давным-давно — я тогда еще тобой насладился!»

И аксакал, вернее его дух, обрадуется встрече — ему ведь тоже вечность отбывать и всем-привсем наслаждаться — так что — понятно…
Так я сидел в чайхане продуктивно. А когда аксакал ушел, я еще немного по- наслаждался оставшейся после него пиалой и лужицей чая на столе, скатертью… Потом пошел на улицу подстерёг симпатичную девчонку и насладился ею — прямо на улице. Хорошо получилось — легче чем с аксакалом… И я ходил по южному городку вечером и наслаждался то тем, то тем. И мне даже четырёх часов оказалось мало. Для этого занятия — необходима вечность.



Пуск.
Одна из моих подружек, с которой я тщательно изучал устройство постели, позволяла мне практически любую имитацию, но с досадным упорством, почему-то не давала свершиться процессу радикально естественным способом. Я был в отчаянии.

Круговорот меня в природе
Я подхожу к человеку и вижу что он — говно еще раньше, чем он открыл клюв и убиваю его простым ударом кулака в лоб, или снизу — в подбородок. И пока он летит, отдыхая, на землю, с удивленными своими сраными глазками , заливаясь кровью и мочой, я думаю у

 Вариант
 Это
 Парадокс доступности.
 Жизнь после смерти
 Круговорот меня в природе
 Лёля Макаровна.
 Дедукция
 Миноточку...
 Грустно...
 Заглянуть в глаза.
 Казнь.
 Кардебалет
 Мастерская художника
 Отрицание отрицания
 Промежность
 Простейшие
 Тест
 Подельник Сидоров
 Колорит зимнего юга
 История с Амалией Е.
 Хочешь?
 Таро
 Си бемоль
 Миг судьбы
 Анальный вздох
 Налёт на восток. (быль)
 Пришла родимая
 Касса номер девять.
 Абсолютный процесс
 Штихи
 Композиция Ларцева.
 Интимные мысли
 Детский сад.
 Позавидовать мертвым.
 Сергей Сергеич
 Вежливость королев.
 Борьба со скукой
 Хобби
 Отъеблось.
 Роман века
 Интрига.
 Шапокляк.
 Страх жизни.
 Предновогоднее письмо подружке.
 Засада.
 Производственная тематика.
 Первая любовь.
 Пустое.
 Коллеги.
 Пидараска.
 Пуск.
 Сто лет до бессмертия.
 Катрин.


Евгений Петрийчук ( статистика )    photojohny@gmail.com