Колорит зимнего юга Litelatula.ru

      Хайдаркан — это безусловно одна из самых дырявых дыр на планете. Там добывают ртуть и ходят легенды, что от этого у тамошних мужиков плохо работают хвосты.
      Чтобы попасть туда, мне пришлось сначала самолетом лететь в Ош, а потом еще пол-дня шпарить в автобусе, в котором было холодно и душно одновременно. Я уже и не помню как следует как выглядело то, куда мы в конце концов приехали. Автобус развернулся прямо у них на центральной площади и можно стало вываливать…
      Повсюду ходили тётушки в черных балахонах, платках и с непременной корзиной, или тазиком на голове. У чайханы на привязи стояли какие-то ослы, или может быть ишаки — я плохо в этом разбираюсь… Они ждали своих тюбетеечных хозяев, которые занимались любимым чаепитием с чисто южной массовостью и трепались о мировых новостях.
      Я потоптался нерешительно на месте решая — спросить где гостиница, или Найти её самому. Потом пошел увенно туда где только и мог находиться постоялый двор и не ошибся.
      По местным масштабам, гостиница выглядела весьма авангардно: вполне двухэтажный дом и даже с большими окнами в металлической оправе. Номер мне дали (поглядев на солидное удостоверение личности) один из нормальных. Там даже была горячая вода в душе! И я, совершив омовение, решил сегодня делами не заниматься, а пойти где-нибудь чего-нибудь выпить.
      Инстинкт привел меня в знакомую уже чайхану и я с удовольствием убедился что там действительно есть буфет отделенный от чайный аксакалов стенкой. Самое удивительное — что буфетчица там оказалась вроде и не азиаткой и такая симпатичная показалось… наверное от неожиданности. Я моментально сориентировался и попросив стакан вина завел проверенный разговор.
      — Надо же! День рождения, а я — в командировке… Даже выпить не с кем! Буфетчица сочувственно улыбнулась. Сочувственно и поощрительно, как мне показалось. Я интиллегентно выдержал приличную паузу, потом сказал как положенно в Англии пару слов о погоде и, наконец, допив кстати свою выпивку, смущенно спросил не хочет ли она со мной треснуть за всё хорошее. Отказа не последовало и через энное время мы уже знали что зовут| нас Женями обоих и конечно же за это пришлось выпить отдельно. Что там говорят о неторопливости юга? События разворачивались молниеносно. На второй бутылке я почувствовал нас достаточно уже захмелевшими, чтобы решиться на дерзкое предложение. Я спросил Женю не хочет ли она закрыть свою лавочку и пойти посмотреть в каком номере я остановился.
      Она не артачилась, а честно сказала что закрыть точку раньше времени чревато хреновыми последствиями. Но сегодня у неё как раз муж работает в ночную смену и если я подойду к почте — в девять часов она меня снимет.
      Результат переговоров был впечатляющим! Кто мог подумать что в этом забытом Богом месте я в первый же день нарвусь на сексуальное приключение!
      Но времени до девяти было слишком много. Поэтому я хорошенько прикормил клиентку — чтоб не сорвалась — постоял с ней часа полтора и здорово выпил. Наговорил комплиментов и всё радовался что местные жители очевидно все были чаёвниками и нас не отвлекали. Я постарался рассказать Жене всё что только умел интересного и внимательно выслушал её исповедь о тяжкой жизни с мужем — узбеком который работает ночами на БелАЗе, а днем спит.
      Мы расстались весьма довольные друг-другом и проведенным временем. Я сказал на прощание что в девять — буду как штык, а она — губами ответила: «Хорошо!», а глазами сказала много еще всякой приятной всячины.
      Чтобы не подкачать вечером, я решил поесть и хорошенько выспаться. В гостинице мне дали хорошей жратвы (как и везде на юге) и я отдав ей должное, пошел в номер искоренять из организма алкоголь.
      Проснувшись в восемь, я добросовестно искупался, побрился в общем приготовил тело к делу… Была, кстати, зима и темнело рано. Я спросил у вахтерши где почта и она сказала что почта уже закрыта. Мне пришлось сказать какую-то ерунду о деловой встрече, на что вахтерша сообщила, что почта находится сразу за чайханой, а гостиница закрывается до утра в одиннадцать. Это было неприятно, но я решил что если мне нельзя будет переночевать у леди — за такое приключение я способен остаться потом до утра на улице…
      В девять у почты Жени не оказалось. Десять минут я ждал снисходительно к женской природе, потом мне стало тоскливо.
      — Наколола! Не прийдет — сука! — свербило в башке. На улице, как и положено в маленьком городочке, ни души не было. Но когда пришло отчаяние, издали послышалось цоканье каблучков. Сомнения испарились — этобыла она. Подбежала запыхавшись и заговорила о том, что муж никак не отваливает, но скоро всё равно уйдет. Пусть я подожду еще пол-часа, а потом иду во-о-он в тот дом и звоню в первую квартиру… Она даже еще меня чмокнула и побежала — голубушка!
      Стоит ли говорить, что ждать я мог хоть сколько. Но засек время по часам и ровно через тридцать три минуты двинулся в наступление. Дом был обычный, типовой — двухэтажный барак. Я подошел к двери с номером один,волнуясь — вдруг муженек еще не урыл и позвонил с трепетом.
      - Кто там? — раздался за дверью приглушенный взволнованный но уже дорогой голос.
      - Это я — Женя.. .
       — Меня муж запер… Что-то почувствовал… Ты обойди дом, я форточку открою!
      Что-то мне в этом предложении не понравилось… Да и образ мужа вырисовывался не спокойный какой-то, но отступить я уж не мог. Пошел к нужному окну, проваливаясь в сугроб — весь снег в этом городе по-моему лежал имен- но под этой форточкой в которую мне предстояло, одетому в пальто, протиснуться. За стеклом смутно замаячила Женина фигура, дыра открылась и я полез.
      Как я и предполагал — проще всего было подтянувшись взобраться на подоконник и протиснуть голову и одну руку в отверстие, дальше пошло хуже. Пальто всеми силами мешало мне проникнуть в комнату, пришлось извиваться, дрыгаться, но наконец я стал проваливаться во-внутрь. К сожалению, в последний момент я неудачно двинул локтем и разбил нижнее стекло.Оно разлете- лось громко и в темноте комнаты начался детский плач. Причем плакали сразу несколько зародышей — это точно.!
      - Что ты наделал! — Зашипела Женя — Муж убьет!
      Она выпихнула меня в соседнюю комнату которая была вроде бы залом, но в темноте было трудно разобраться. Я стоял дурак-дураком там где оказался, ожидая пока женщина угомонит свое потомство. Минут через десять она вышла.
      - Господи! Зачем я это сделала! Что теперь будет? — причитала она горь- ким шепотом. — Ладно, делать нечего — давай!..
      Я догадался что надо «давать» и принялся снимать пальто.
      - Что ты делаешь?!
      - Пальто снимаю…
      - Нет. Давай так… — Меня потащили куда-то вниз — оказалось на диван.
      Женя подскользнув под меня задрала на себе одежду, я в полете расстегнул штаны и достал унылый хвост. Воткнул его куда-то в мягкое и принялся исполнять необходимые фрикции. Это было ужасно! Мне не долго пришлось упражняться. Окна комнаты вдруг сильно осветились с улицы фарами.
      — Это муж! — взвыла Женя — Беги! — Тут же раздались шаги в подъезде. Женя метанулась на кухню схватила где-то отвертку и я еще успел заметить как всадила она её в замочную скважину и обломила.
      Обратно через форточку я вылетел ласточкой. Шлепнулся в грязный сугроб так что снег оказался даже во рту, вскочил и прихрамывая побежал к гостинице. Одиннадцати еще не было…


Пидараска.
Я достал фотокамеру и сделал серию снимков, используя все возможные объективы и ракурсы. Потом отошел и, присев рядом с мужиком спросил - А почему ж - пидараска-то? - Што?

Касса номер девять.
Всё оплачено! Весело пояснил я – Сюда и обратно. Вот, поглядите! – Я попытался тыкнуть пальцем в нужное место на бумаге.

 Вариант
 Это
 Парадокс доступности.
 Жизнь после смерти
 Круговорот меня в природе
 Лёля Макаровна.
 Дедукция
 Миноточку...
 Грустно...
 Заглянуть в глаза.
 Казнь.
 Кардебалет
 Мастерская художника
 Отрицание отрицания
 Промежность
 Простейшие
 Тест
 Подельник Сидоров
 Колорит зимнего юга
 История с Амалией Е.
 Хочешь?
 Таро
 Си бемоль
 Миг судьбы
 Анальный вздох
 Налёт на восток. (быль)
 Пришла родимая
 Касса номер девять.
 Абсолютный процесс
 Штихи
 Композиция Ларцева.
 Интимные мысли
 Детский сад.
 Позавидовать мертвым.
 Сергей Сергеич
 Вежливость королев.
 Борьба со скукой
 Хобби
 Отъеблось.
 Роман века
 Интрига.
 Шапокляк.
 Страх жизни.
 Предновогоднее письмо подружке.
 Засада.
 Производственная тематика.
 Первая любовь.
 Пустое.
 Коллеги.
 Пидараска.
 Пуск.
 Сто лет до бессмертия.
 Катрин.


Евгений Петрийчук ( статистика )    photojohny@gmail.com