Хобби Litelatula.ru

Женщины в метро не красивы. С моей, точки зрения пожилого мужчины, обезображенного затянувшимся воздержанием.

Может быть мужчины вроде меня так же не красивы в метро и не только в нём, но говорить об этом — не моё дело. Пускай об этом говорят пожилые, давно никем не ёбанные дамы…

Проникая в метро люди становятся индеферентными и принимают слишком подобающие выражения лица. Они озабочены подавлением в себе ненависти к броуновскому движению толпы. Отсюда всеобщая заснутость в пути и массовое чтение карманных изданий.
Никто не хочет оглядеться, посмотреть на других — а вдруг прийдется встать и уступить место! Хорошо таким, как я — мне встать не прийдется ни в коем случае, пускай рядом со мной припаркуется хотя бы и умирающее существо. Поэтому я не читаю, не сплю и вполне смотрю по сторонам.

На конечной станции вместе с бурлящей толпой вливаюсь в вагон, несомый теченьем. Мне не о чем беспокоиться — обогнать меня невозможно, ведь я закрываю собой всю дорогу… Сажусь, продолжая наблюдать, как суетливые пассажиры, едва коснувшись сиденья анальной структурой, тут же цепенеют и, когда поезд трогается, почти половина из них уже спит, а остальные — читают. Исключения не значительны. Но не все так просто. Есть все же те, кто как я — посматривает по сторонам. Как есть и те, что позируют.

Я обнаружил это эмпирически, когда обратил внимание на демонстративно красивые коленки сорокапятилетней леди читающей в поле моего перефирического зрения.
Она была в пальто полы которого небрежно оказались чуть задраны поставленной на них сумкой. Совсем немного и весьма умело — так что нескромному взору открывалась вся прелесть этого эротического изгиба нижних конечностей под очень коротким платьем. Мне в голову моментально пришло, что все это неспроста. Как джентльмен не может оскорбить кого либо — нечаянно, так и женщина — не способна не замечать того, что её главные достоинства открыты для постороннего взгляда.

Я посмотрел на её лицо… Так я и знал! Там не на что было смотреть. Но ноги у этой особи — были просто замечательные и она определенно — ловила на живца.

Меня не могло это не возмутить. Хитрая бестия! Сидит здесь и как буд-то читает какие-то листки, а на самом деле — предлагает себя самым беззастенчивым образом!
Более того! Если я вижу её перефирическим зрением, то кто сказал, что она не контролирует мой интерес? Поняв, что сыграл дурака, я изобразил на лице полнейшее
безразличие и принялся сканировать глазами салон, всем своим видом показывая, что мой интерес к её прелестям был столь же мимолетным,как и мое безразличие к остальным пассажирам. И в момент моего триумфа вдруг мне в дыню пришла простая до гениальности мысль. Полная моя победа заключается не в безразличии. Ведь увидев мое безразличие эта тварь перестанет обращать на меня внимание и займется другими. Нет! Моя победа состоит в том, чтобы сыграть попавшегося на блесну карася.

Я стал поглядывать на эти коленки. Я быстро вошел в роль (ведь поездка в метро коротка) и сделал вид, что не могу оторваться от красоты этих ног. Потом усложнил задачу и стал вздрагивать взглядом ей на фасад. На лице моем светилось тоскливое, убедительное одиночество. Я отводил взгляд в сторону, как буд-то стесняясь и вновь возвращал его к ней!

Это было прикольно! Какого черта! Нам так не хватает надежды. Вся жизнь — это всего лишь промежуток между юношеской и старческой мастурбациями…
Пускай же эта прошлая женщина заметит мой интерес. Пусть она поверит в него и, может быть, ей станет от этого немножечко легче. И мне… может быть мне станет легче от мысли, что я заронил в эту крашеную голову, маленькое зернышко сомнения в её беспонтовости? Пускай нам станет легче. Ведь оба мы были когда-то любимы!

И она, сука, заметила. Уверен в этом! Что-то неуловимо изменилось в её лице. Чуть больше крови в каппилярах и вот вам пожалуйста — румянец сгущается, как если бы в фотошопе набрать Ctrl+B и шевельнуть движок Red вправо на +6 не более… И ноздри её чуть-чуть выдавали — довольным трепетом неизмеримым своим…

Когда пришло время ей выходить и она встала. Я тоже пожертвовал своим местом и подошел к ней вплотную у выхода. Но не последовал за ней на платформу, когда движение остановилось, а толко поймал моментальный поврот головы её — уходящей. Проверка — не последовал ли я за ней. Триумф! Я притворился, что мне не хватило решительности в последний момент… И она приняла исходящие от меня биополярные волны робеющего вожделения. А её и не нужно было никакого приставания. Только подтверждение того, что может еще она вызывать интерес. Это я ей подарил…

С тех пор я работаю в метро пожилым и потрепанным ангелом. Я верю в результат. Потому что и самого меня эта игра вдохновляет.



Коллеги.
Володя писал, что провёл несколько часов накануне ползая на коленях под эстрадой, на которой представлялись восточные танцы. Вены на ногах чуть не полопались, все суставы заскрипели и в конце ему пришлось снова учиться ходить.

Интимные мысли

      — Боже, как он скучно ебет! — сокрушалась жена. — Хоть бы перевернул набок, что-ли, поставил на колени… По крайней мере не видно стало бы его равнодушной хари… Надо проявить инициативу…

 Вариант
 Это
 Парадокс доступности.
 Жизнь после смерти
 Круговорот меня в природе
 Лёля Макаровна.
 Дедукция
 Миноточку...
 Грустно...
 Заглянуть в глаза.
 Казнь.
 Кардебалет
 Мастерская художника
 Отрицание отрицания
 Промежность
 Простейшие
 Тест
 Подельник Сидоров
 Колорит зимнего юга
 История с Амалией Е.
 Хочешь?
 Таро
 Си бемоль
 Миг судьбы
 Анальный вздох
 Налёт на восток. (быль)
 Пришла родимая
 Касса номер девять.
 Абсолютный процесс
 Штихи
 Композиция Ларцева.
 Интимные мысли
 Детский сад.
 Позавидовать мертвым.
 Сергей Сергеич
 Вежливость королев.
 Борьба со скукой
 Хобби
 Отъеблось.
 Роман века
 Интрига.
 Шапокляк.
 Страх жизни.
 Предновогоднее письмо подружке.
 Засада.
 Производственная тематика.
 Первая любовь.
 Пустое.
 Коллеги.
 Пидараска.
 Пуск.
 Сто лет до бессмертия.
 Катрин.


Евгений Петрийчук ( статистика )    photojohny@gmail.com