Пришла родимая Litelatula.ru

Олег Иванович оторвал голову от потной подушки и комната лишилась равновесия. Потолок поплыл под неприятным углом, сметая на своём пути суетные предметы жизни. Когда чело было опущено чуть левее прежнего места, приступ головокружения повторился, но он был приятен. Почему-то всегда укладываться было приятнее, чем приподниматься…

В девять утра уже было жарко и Олег Иванович подумал, что в этот день он умрёт. День вполне подходящий — пятница. Вот было бы еще слегка попрохладней…

Ему захотелось подумать о чем нибудь сексуальном, приятно пофантазировать… Но образы, приходившие в голову, не возбуждали и даже вызывали некоторое отвращение. В случае с Олегом Ивановичем это был говённый признак, потому что во всю свою жизнь он был весьма отзывчив к этой теме, даже в далёком и таком недавнем детстве.

Вздохнув, умирающий поглядел на окно и в девять десять заметил, что к нему в комнату пожаловали две весёлые мухи. Они закружили по апартаментам , изучая обстановку, присаживаясь то в одном, то в ином месте, тыкали хоботками , собирая невидимую снедь, сползались вплотную друг к дружке и синхронно взмывали в воздух. Олег Иванович наблюдал за их эволюциями равнодушно и даже когда они стали совершать посадки на постель всё ближе к обнаженному его предплечью, он не делал никаких попыток отпугнуть от себя живьё.

Наконец они добрались до пропитанного потным нектаром тела и, как овцы нашедшие питательный луг, умерили свои движения и приступили к серьёзной трапезе. Скосив глаза, Олег Иванович следил за процессом, игнорируя щекотку и думая, что даже эти ничтожные твари наверное переживут его… хотя — ненадолго… Всё так недолго на этой земле…

Одна из мух заползла на другую, которая, полакомившись, отнюдь не возражала против сексуального приключения. Олег Иванович резко дёрнулся и парочка взмыла в воздух не размыкая объятий.

— Ебаться в полёте. — подумал Олег Иванович, нащупал рукой свёрнутую трубочкой газету и когда влюблённые уселись на подоконник — вполне в пределах досягаемости — он точным ударом расплющил слабые тела насекомых, не дожидаясь мушиного оргазма. Олег Иванович еще некоторое время следил за тем как распрямляясь выгибается одна из чьих-то ножек, слегка конвульсируя… Подумал, что вот — теперь они его не переживут… Но что из этого?

— Пора умирать. — решил убийца и сам удивился своей мысли: никогда в жизни, даже при самом хуёвом раскладе — умирать ему совершенно не хотелось. Это даже было недопустимо. Исключено. И вот — пожалуйста…

В девять сорок пять Олег Иванович непроизвольно повернулся набок, хрюкнул, дважды кашлянул и — отцвёл.

21.12.02.






Налёт на восток. (быль)
Тридцать две тачилы разных японских фирм, разного колора и дизайна, остывали после небольшого пробега и дальней, дальней дороги.
      Даже не верилось что это «Сэкэнд хэнд» — до того отличный прошли они предпродажный ремонт.
      Владимир Ильич не стал мити

Мастерская художника
Заканчивается жизнь. Но пафос продолжения читается непроизвольно в едва различимых контурах затоптанного в песок презерватива. Что это: торжество смерти над жизнью? Нет! Торжество жизни над смертью. Это понимается сразу и зритель чувствует (как бы за ка

 Вариант
 Это
 Парадокс доступности.
 Жизнь после смерти
 Круговорот меня в природе
 Лёля Макаровна.
 Дедукция
 Миноточку...
 Грустно...
 Заглянуть в глаза.
 Казнь.
 Кардебалет
 Мастерская художника
 Отрицание отрицания
 Промежность
 Простейшие
 Тест
 Подельник Сидоров
 Колорит зимнего юга
 История с Амалией Е.
 Хочешь?
 Таро
 Си бемоль
 Миг судьбы
 Анальный вздох
 Налёт на восток. (быль)
 Пришла родимая
 Касса номер девять.
 Абсолютный процесс
 Штихи
 Композиция Ларцева.
 Интимные мысли
 Детский сад.
 Позавидовать мертвым.
 Сергей Сергеич
 Вежливость королев.
 Борьба со скукой
 Хобби
 Отъеблось.
 Роман века
 Интрига.
 Шапокляк.
 Страх жизни.
 Предновогоднее письмо подружке.
 Засада.
 Производственная тематика.
 Первая любовь.
 Пустое.
 Коллеги.
 Пидараска.
 Пуск.
 Сто лет до бессмертия.
 Катрин.


Евгений Петрийчук ( статистика )    photojohny@gmail.com